Поиск
Вход на сайт
Календарь
«  Март 2018  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
   1234
567891011
12131415161718
19202122232425
262728293031
Архив записей
Друзья сайта
  • "Ситцевый бал" вКонтакте
  • Студенческое Правительство г.Пскова
  • "ТК "Astra Video"
  • Статистика

    Онлайн всего: 1
    Гостей: 1
    Пользователей: 0
    Главная » 2018 » Март » 1 » Доклад об итогах учета ущерба, причиненного немецко-фашистскими захватчиками и их сообщниками на территории Псковской области
    17:39
    Доклад об итогах учета ущерба, причиненного немецко-фашистскими захватчиками и их сообщниками на территории Псковской области

    Доклад об итогах учета ущерба, причиненного немецко-фашистскими захватчиками и их сообщниками на территории Псковской области

    1945 г.

    <…> Лесник пригородных лесов Эрнест Юрьевич Калнин был очевидцем расстрела возле Андрохнова: «В январе 1943 года я из окна своего дома наблюдал утром, как к леску, недалеко от поселка, подъехала крытая автомашина, из которой вышло 6-8 солдат в немецкой форме. Затем из машины были высажены 8-10 мужчин и женщин в гражданской одежде, которых отвели за машину, где их раздели и повели к канаве. Шедшие сзади немцы из автоматов расстреляли этих людей. Одна из женщин кричала по-русски «Палачи», почему я заключил, что это были русские, а их расстреливали немцы. Обходя, как лесник, лес, я замечал, что в нем появляются свежие земляные ямы, размером приблизительно 3x4 метра. Многие из них раскапывались собаками и зверями, и я видел торчащие руки, ноги и туловища людей. Таких ям я видел не меньше 50... вдоль Ленинградского шоссе, возле Пскова я также находил много и не захороненных трупов, по одному, по два, со следами пулевых ранений на голове». <…>

    <…> В ноябре 1943 года была дотла сожжена дер. Лихово Псковского района. Когда уцелевшие жители начали возле своих пепелищ устраивать землянки, чтобы укрыться от лютых зимних холодов, в январе 1944 года этот же отряд вновь прибыл в деревню и расстрелял 15 человек, в том числе Валю Федорову 5 лет и Колю Федорова 2-х лет вместе с их матерью, Антипову Галю 3-х лет и Нину одного года вместе с их матерью Евдокией Архиповой и других.

    В декабре 1943 года была также сожжена дотла деревня Головано- во Псковского района и при этом расстреляно 5 мирных жителей, в том числе Каштанов Анатолий 6 лет и Алексей 3-Х лет.

    22 октября 1943 года была превращена в пепел деревня Ланева Гора Псковского района, причем расстреляно и погибло в огне 65 жителей деревни, в том числе 3 грудных ребенка и 29 детей до 14 лет. <…>

    <…> 27 ноября 1943 года немецкий карательный отряд уничтожил деревню Красуху. Жительница этой деревни гражданка Павлова рассказывает: «Немецкие солдаты загнали всех жителей деревни в два гумна и расстреляли их там, а потом здание сожгли. Из всей деревни осталось в живых только 10 человек, а 280 жителей и среди них дети, женщины и старики были расстреляны и сожжены».

    Такая же кровавая трагедия произошла и в деревне Кузнецово, где погибло 48 человек. В деревне Павлово 6 ноября 1943 года было расстреляно и погибло без всякой вины 19 человек, а деревня сожжена.

    О кровавой расправе в дер. Заречье свидетель Анастасия Максимовна Матвеева рассказывает: «В ноябре 1943 года жителям нашей деревни стало известно, что немцы собираются ее сжечь. Все ушли в лес в заранее подготовленные землянки и окопы. Однако, немцы в лесу нас обнаружили, окружили и погнали в деревню, где всех разогнали по домам. В мою хату загнали меня, мою невестку с сыном 12 лет

    и еще 9 человек, среди которых было 4 детей. Когда мы вошли в дом, один немец сильно ударил меня по голове. Я потеряла сознание и упала. Очнувшись, я увидела, что в моем доме расстреливают людей, и притворилась мертвой. Когда все были расстреляны, руководивший расправой немец засмеялся и сказал: «Все капут»,— и вышел на улицу. Я была вся в крови, как своей, так и чужой, но нарочно выпачкала себе кровью еще сильнее все лицо и снова легла среди трупов, боясь выйти на улицу. Один из немцев возвратился снова в дом, подошел к моему расстрелянному племяннику 12 лет, снял с него новые валенки и новый полушубок. За ним вошли и другие немцы, собрали все носильные вещи, находившиеся в доме, и унесли. После их ухода я встала. Передо мной лежало 11 расстрелянных. Выйдя на улицу, я увидела, что вся деревня горит, подожженная бандитами. Сгорели все жилые дома и 34 человека мирных жителей».

    Во всей системе управления немецких оккупационных властей всегда применялось звериное правило: сжигать дотла все деревни, в которые заходили немецкие карательные отряды, причем престарелых женщин и мужчин, не способных по состоянию здоровья выйти из домов, расстреливать и трупы их сжигать. В дер. Ясно Порховского района в ноябре 1943 года убиты и сожжены Горячева Елена, Горша- нова Анна, Богданова Александра и Жадритская Екатерина. В деревне Аксенище была расстреляна и сожжена Т. В. Васильева 96 лет. Г. А. Александрова 90 лет, проживавшая в дер. Каменка, не имела сил выйти из дома и была заживо сожжена.<…>

     

    <…> На Долгорепицких торфопредприятиях немцы организовали каторгу, которую отбывали мобилизованные девушки и парни в возрасте от 14 лет из окрестных деревень. Рабочий день на торфяных работах продолжался 12 часов. Платили за работу немецкими рейхсмарками столько, что на дневной заработок едва можно было купить коробку спичек. За обед в столовой, состоящий из «баланды» из гнилых овощей, высчитывали из заработка и очень многие в конце месяца должны были доплачивать. За недостаточное прилежание на работе наказывали палками или тут же публично пороли, или отсылали для порки на завод «Пролетарий», куда возили торф.

    На Ваулинском карьере частная германская фирма организовала гравийные разработки. В 1943 г. на разработках было занято до 500 человек. Среди рабочих были поляки и чехи, большинство же составляла мобилизованная молодежь Псковского района. Условия здесь были еще более тяжелые, чем на Долгорепицах. Немецкие надсмотрщики избивали рабочих палками и железными прутьями. Избитых до потери сознания ежедневно насчитывалось десятками. Избитого Лешу Горинова, подростка Псковского района, толкнули под груженую вагонетку, где он и погиб. Ваулинский карьер у населения заслуженно назывался «Ваулинской каторгой».

    Рабские условия установили немцы и для рыбаков Псковского озера. Денег за работу или за сданную рыбу немцы не платили. Снастями и спецодеждой не снабжали. Они установили рыбакам план добычи и разрешили реализовать в свою пользу весь сверхплановый улов. Но дело было организовано так, что немецкие приемщики попросту забирали весь улов, и план оставался всегда не выполненным. Семьи же рыбаков вынуждены были голодать. <…>

     

    ГАПО. Ф. Р-903. Оп. 3. Д. 98. Л. 1-115. Копия. Машинопись. Опубл. частично: Псков. – 2003. - № 18. – С. 271-274.

    Юрий Дудон

    Просмотров: 49 | Добавил: Zeta_Lon | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    avatar